Blaser R93 и R8 — выдающееся явление оружейного мира

Феномен «Блазер/BLASER»

Сегодня уже никто не оспорит, что карабины Blaser R93 и R8 — это выдающееся явление оружейного мира в целом и оружейного рынка в частности. Даже на крайне специфическом рынке США продажи этих карабинов огромны. Это при том, что американцы очень любят «все свое». 

   Чем обусловлен такой успех и почему Blaser продолжает по праву оставаться лучшим охотничьим карабином, размышляет охотник, стрелок, а кроме того, конструктор инновационных оружейных систем Сергей Мироничев. 
    Говоря о «Блазере», прежде всего надо понять, почему этот карабин — совершенно уникальное явление в оружиестроении гражданского назначения. Дело в том, что требования к оружию гражданскому сильно отличаются от таковых к оружию военному. Причем по массе параметров: гражданское оружие должно быть максимально безопасным, эргономичным и легким, при достаточной длине ствола иметь минимальную общую длину и вообще габариты, обладать повышенной относительно массовых военных образцов точностью, быть универсальным… Последнее поясню — среднестатистический европейский охотник на самом деле относится даже не к среднему классу, а к чуть более низкому. Часто он просто не может позволить себе иметь несколько винтовок для разных охот — для загонов, для подхода/вышки, для горных охот со средними дистанциями стрельбы (до 400-500 метров), да и просто лисиц в поле пострелять ему тоже хотелось бы. А все эти охоты — это прежде всего разные калибры…
    Итого, идеальный охотничий карабин должен быть: легким, интуитивно удобным, быстро перезаряжаться (загонные охоты), при длинном стволе быть максимально коротким, быть точным и… иметь ствол, смена которого была бы возможна в любых условиях без специальных приспособлений и инструментов и, разумеется, без перепристрелки. И вот тут становится понятно, что ни одна винтовка в мире, на тот момент существовавшая, не могла служить даже платформой для создания такого карабина. Просто потому, что все эти винтовки так или иначе происходили от военных образцов, то есть изначально отвечали совершенно другой идеологии…
    Возьмите, скажем, многочисленные клоны «Маузера». Когда эта винтовка разрабатывалась, ни о каких оптических прицелах еще никто и не думал, поэтому ставить оптику на «Маузер» до сих пор, мягко говоря, непросто. Замена ствола в принципе возможна, но — только в мастерской. И что бы ни говорили производители, смена ствола в системах, где оптика стоит на ресивере (хотя бы одной точкой), всегда требует перепристрелки. Теоретически можно, конечно, сделать микронные допуски, чтобы уменьшить смещение СТП при смене ствола до приемлемых значений. Но (даже не принимая в расчет стоимость такого производства) охотнику оно не подойдет: один раз поставив такой ствол, он его потом просто не сможет вынуть — одной микропесчинки для этого вполне хватит.
   

Так вот, в чем гениальность «Блазера»? В том, что, обнаружив такое положение вещей, конструкторы фирмы разработали новый карабин с нуля, отбросив весь предыдущий опыт охотничьего оружиестроения. И, не побоимся сказать, произвели тем самым в оружиестроении гражданского назначения настоящую революцию, как бы ни старались принизить это другие (менее успешные) производители. Причем революцию не в отдельных технических решениях, хотя многие из них сами по себе весьма оригинальны, а в самой идеологии и концепции винтовки. Вот эта концепция — ствол модульный (быстросменный), оптика крепится исключительно на стволе и нигде более, от высокоточных систем взят беддинг-блок. Только в отличие от обычных винтовок, у которых к беддинг-блоку крепится ресивер, у «Блазера» ресивера как такового нет — его заменяет шасси, роль которого как раз и выполняет беддинг-блок.
    Если обычную винтовку можно заставить точно стрелять, только заливая эпоксидку между ресивером и ложей и худобедно создавая тем самым беддинг-блок, то у «Блазера» он сделан сразу металлическим, а ствол крепится к нему напрямую двумя винтами и фиксируется лапой упора, выполненной из каленой стали опять же заодно с самим беддинг-блоком. Поэтому любой «Блазер» «из коробки» стреляет 0,5 МОА. Я подчеркиваю — «из коробки», то есть без всякого заливания эпоксидкой, «напилинга», откручивания/прикручивания динамометрическими ключами, в общем — без всех этих танцев с бубном. Единственное несложное условие «полуминутной» стрельбы — место крепления ствола должно быть очищено от масла. Тогда «полуминутные группы» собираются даже обычным хорошим заводским патроном. Назовите мне хоть одну другую способную на это винтовку…


    Другим следствием гениального отказа от ресивера стала минимизация длины карабина. «Блазер» короче любой другой винтовки с такой же длиной ствола ровно на длину ресивера. Магазин при этом расположен непосредственно над УСМ, а сама винтовка приобретает непревзойденные баланс и разворотистость. Магазин сам по себе также является вершиной технической мысли, и дело вовсе не в том, что он ротационный, с расположением патронов по окружности — такие магазины появились впервые еще на винтовках Манлихера. Дело в другом — во всех винтовках с продольно скользящим затвором для надежной подачи очередного патрона необходимо выдвинуть его вверх, а для этого — сначала утопить вниз во время прохода затвора назад. И только у «Блазера» утапливаются не патроны, а весь магазин. Для чего в его основание встроена специальная пружина. Само утопление происходит направляющими затвора, и ход затвора ни в коей мере не усложняет, площадь зацепления донца гильзы очередного патрона затвором для остальных винтовок недостижимо велика, и подача любых патронов в любых калибрах абсолютно надежна. 


    Отдельное место в концепции карабина «Блазер», конечно же, занимает затвор. Нет, сам по себе прямоходный затвор появился еще в позапрошлом веке, и тоже, кстати, на винтовках Манлихера. Но конструкция получилась сложной, капризной, и о ней надолго забыли. И цанговое запирание — тоже само по себе не было новинкой. Но очередная революционная мысль совместить прямоходный затвор с цанговым запиранием принадлежала именно компании «Блазер». В результате перезаряжание стало простым по моторике и быстрым настолько, что «Блазер» — едва ли не единственный карабин, из которого можно сделать два прицельных выстрела по кабану, перескакивающему узкую просеку. Таким образом, этот неавтоматический карабин стал одним из лучших образцов винтовок для загонных охот.
    Другим следствием совмещения прямоходности и цангового запирания явилась возможность изготавливать сам затвор из легких материалов: единственная стальная деталь в нем — боевая личинка, запирающая непосредственно ствол. А телозатвора практически никакой нагрузки не несет, и некоторое время его изготавливали вообще из пластмассы, но потом, в угоду недоверчивому общественному мнению, все-таки стали делать металлическим — из алюминия. Но даже алюминиевый затвор «Блазера» ощутимо легче затвора любой другой винтовки. А это, как-никак, опять экономия в весе всей винтовки.
    Теперь о безопасности. В карабине «Блазер» этот вопрос был решен радикально — на боевой взвод карабин ставится шибером и никак иначе. Пока шибер не взведен, вы можете сколько угодно выбрасывать патроны затвором — все это время карабин абсолютно безопасен. К тому же, и это сделано целях безопасности коллективных охот, на «Блазере» издалека видно, взведен ли шибер. Поэтому состояние вашего оружия легко проконтролировать не только вам, но и вашим товарищам по охоте.
    Можно еще долго рассуждать о технологиях — о том, что «Блазер» единственный в мире подвергает свои стволы поверхностному закаливанию, а это для охотничьей винтовки большой и безусловный плюс. О том, что «Блазер» — это, пожалуй, единственная винтовка, для которой практически никто не делает тюнинговые УСМ. УСМ «Блазера» «из коробки» имеет усилие спуска 600 граммов и настолько хорош, что просто нет смысла его тюнинговать. Можно еще вспомнить об уникальном кронштейне крепления оптики, который гарантированно «держит» не менее пятидесяти циклов «снял-поставил» вообще без смещения СТП. О том, что ложи карабинов «Блазер» — одни из самых эргономичных, а ложу Professional я вообще считаю шедевром. Многое еще можно «пришить к делу». Но главное, что до сих пор определяет безусловное лидерство карабинов «Блазер» на всех без исключения рынках мира, в том, что только эти карабины полностью удовлетворяют самой концепции современной универсальной охотничьей винтовки.
Русский охотничий журнал

Сергей Мироничев